Даждьбог

Даждьбог — бог Солнца, податель тепла и света. Его имя слышится в самой краткой, дожившей до наших дней, молитве: «Дай, Боже!» Среди даров Сварога людям были и его сыновья — Сварожичи. Первый из них Даждьбог.

Славянские Боги - Бог Даждьбог

Древние славяне считали Солнце, Молнию и Огонь — два небесных Пламени и одно земное — родными братьями, сыновьями Неба и Земли.

Идол его стоял на холме в Киеве. Наши предки верили, что Дажьбог покровительствует свадьбам, встречает жениха на рассвете в день бракосочетания. Дажьбог замыкает зиму и отмыкает лето.

Дажьбог — Дабъ, Радегаст, Радигош, Сварожич Это разные вариации имени одного и того же бога. Бог плодородия и солнечного света, живительной силы. Первопредок славян (славяне по тексту «Слова о Полку Игореве» — даждьбожии внуки) — «Тогда при Олзе Гориславличи сеяшется и растяшеть усобицами, погибашеть жизнь Даждьбожа внука, в княжих крамолах веци человекомь скратишась».

«Въстала обида в силах Даждьбожа внука, вступила девою на землю Трояню, въсплескала лебедиными крылы на синем море у Дону: плещучи, упуди жирня времена». Согласно «Слову Иоанна Злотоуста… како первое погани веровали в идолы и требы им клали…», бог солнца и живительной силы. Вероятно, Даждьбог мог, вслед за белым Свентовитом, соотноситься с Аполлоном как бог солнечного света. В поучениях против язычества среди прочих богов упомянут рядом с Артемидой: «и приступиша къ идоломъ и начаша жрети молнiи и грому, и солнцю и луне, а друзiи Переуну, Хоурсу, вилам и Мокоши, упиремъ и берегынямъ, ихже нарицають тридевять сестриниць, а инiи въ Сварожитца верують и в Артемиду, имже невеглаши человечи молятся, и куры имъ режуть… и инеми въ водахъ потопляеми суть. А друзiи къ кладезямъ приходяще моляться и въ воду мечуть… жертву приносяще, а друзiи огневи и каменiю, и рекамъ, и источникомъ, и берегынямъ, и в дрова — не токмо же преже въ поганьстве, но мнози и ныне то творятъ».

День Даждьбога — воскресенье, его металл — золото, его камень — яхонт. Празднование, возможно, приходится на день Родиона-Ледолома. Крупнейший культовый центр Сварожича располагался на землях лютичей-ретарей, неоднократно уничтожался и отстраивался вновь — 953 г. разорялся Оттоном I, в 1068 г. саксонским епископом Бурхардтом II и был окончательно сожжен германцами в 1147—1150 гг. во время крестового похода против язычников баварского герцога Генриха Льва. Бронзовые изображения богов лютичей и ритуальные предметы из Ретринского храма были найдены в земле деревни Прильвиц в конце 17 века. Фигурки покрыты славянскими руническими письменами. На землях вятичей в честь бога-Сварожича также назвали городища. Имя Радегаст звучало бы здесь как Радигош. Радогощ — на его роль претендуют два городища — это либо Погар на реке Судость (притоке Десны), к западу от Трубчевска и к северу от Новгорода Северского, либо собственно Радогошь на реке Нерусса, к северу от Севска и к западу от Крома.

Священным животным Даждьбога — Радегаста считался лев(как и у персидского бога Солнца — Митры), Сварожича изображали либо с львиной головой, либо едущим на колеснице, запряженной львами.

Корень «рад» обозначал у славян солнечный свет, отсюда и «радуга» — солнечная дуга. Того же «солнечного» корня и слово «радость, радасть» — т.е данное лучами (ср. лат. radiо) солнца. Отсюда имена Радегаст, Радогош состоят из трех слов: Рад — солнечный, «да», до» по аналогии с Дагбогом, Дажьдьбогом может обозначать дарение, подарок, а «гаст», «гош» семантически близко со словом «гость». Иными словами эти имена, возможно, обозначают: «гость дарующий солнце и солнечный свет», или посланник богов, принесший силу света и солнца в дар. В этом случае восточнославянский Дажьбог и западнославянский Радегаст суть разные имена одного и того же бога — Сварожича. Френцель говорит о нем, как о «De Radegastos. Marte Soraborumque altero supremo Deo» — Радегаст в сербо-лужицком пантеоне фогура не менее значимая, чем даже сам Свентовит. Символами Сварожича являются не только царственные львы, но и вепри (вепрь — это также воплощение индийского Вишну и скандинавского Фрейра). Одним из атрибутов является меч, позднее секира, а также и копье, возможно алый стяг:

«в сем сходятся дьявол Сварожич и вождь святых, ваш и наш Маврикий? Те. Кто впереди вздымает священное копье, и те, кто пачкает человеческой кровью дьявольские знамена?»

Птица Радегаста — петух, возвещающий своим криком приход солнца. На кумире венедскими рунами писали имя бога, возможно, была и солярная символика.

Головой кумира ставят на восход солнца или же на юго-восток, чтобы он мог следить за его ходом. Даждьбога именовали Спасом, то есть Спасителем, но не в смысле спасения заблудших овец Израилевых, а в смысле воинской — защитника. Потому яблочный (19 августа) и медовый Спас (14 августа) — это дни чествования Сварожича. Его вместе с Ярилой чтут и на Юрия Зимнего (9 декабря).

 

Даждьбожий заговор на здраву (здоровье)

Уж Ты еси, красно Солнышко,
Красно Солнышко — Свет-Даждьбожушко!
Как выхожу я, внук Твой [имя],
На утренней заре на широкий двор,
Обращаюсь в подвосточную сторону,
Кланяюсь светлому Лику Твоему на небе,
Реку до Тебя таковы слова:
«Красно Солнышко! Иде по небу,
Золоти полясвет-лазоревы,
Исцели лучами, зорями светлыми
Своих внуков — добрых людей!»
Посылает Солнышко Красное,
Посылает Светлый Даждьбожушко
Трёх Своих дочерей-зоряниц, красных девиц,
Идут те зори-зоряницы, красные девицы,
К болезному внуку Даждьбожьему [имя],
Несут ему от Красного Солнышка благословение,
От Даждьбога Тви светлого исцеление!
На веки вечные, на дела добрые,
На жизнь праведную! Гой!
Заговор на здраву (1)
На море на Окияне, на острове Буяне,
На полой поляне сидит внук Даждьбожий [имя],
Кручинится в тоске недосказанной,
В грусти недознаемой, в болести неведомой.
Идут мимо девять старцев старых, незваных, не прошенных,
Говорят старцы старые таковы слова:
«Гой ты еси, внук Даждьбожий [имя],
С утра до вечера в болестях ты.
Что-почто сидишь такой на полой поляне,
На острове Буяне, на море на Окияне?»
И рече внук Даждьбожий [имя] девяти старцам старым:
«Нашла болесть среди околицы, залегла во тело.
Щемит, болит головушка, не мил свет белой,
Постыла стала вся родушка!»
Воззовивши все старцы старые грозным-грозно,
Начали ломать болесть-тоску, бросать болесть за околицу.
Кидма кидалась болесть от восхода до захода,
От полудня до полуночи, от реки до моря,
От пути до перепутья, от села до жальника —
Нигде болесть не приняли, нигде болесть не укрыли.
Кинулась болесть на остров на Буян, на море на Окиян,
Под Дуб мокрецкий, под бел-горюч камень.
Заговариваю я крепким заговором
Внука Даждьбожьего [имя]
От болести по сей день, по сей час, по сей миг!
Как никто бел-горюч камень не изгложет,
Так никто слово моё не превозможет! Гой!
Заговор на здраву (2)
На море на Окияне, на острове Буяне
Лежит бел-горюч камень Алатырь.
Возле того камня Алатыря
Стоит стар-матёр человек, трём сынам отец.
Как достаёт стар-матёр человек свой булатный нож,
Режет-сечёт оним все хвори да болезни,
Все ломоты да сухоты у внука Даждьбожьего [имя],
Кладёт их подбел-горюч камень Алатырь,
Запирает тремя золотыми ключами,
Бросает те ключи в Окиян-море синее.
Кто бел-горюч камень Алатырь изгложет,
Тот слова мои превозможет!
Слова мои полны-наговорны, как Окиян-море.
Слова мои крепки и тверды, как Алатырь-камень! Гой!
Заговор на здраву (3)
Стану я, внук Даждьбожий [имя],
Пойду из дверей дверьми,
Из ворот воротами
На восток, в восточную сторону,
К Окиян-морю синему.
На Окиян-море синем
Ходит щука-белуга,
Матушка железная:
И перья, и хвост,
И зубы, и чешуя.
Гой еси ты, щука-белуга,
Матушка железная!
Не ходи ты на Окиян-море синее,
Не глотай пену морскую,
А приди ко внуку Даждьбожьему [имя],
Выхватывай, выглатывай
Своими зубами железными
Все испуги, все перепалуги,
Все искудышники, все болести
С ясных очей,
С золотых кудрей,
С чёрных бровей,
С могучих плечей —
По сей день и по сей час,
От ныне и до веку! Гой!
Заговор на здраву (4)
Стану я, внук Даждьбожий [имя],
Пойду из дверей дверьми,
Из ворот воротами,
Пойду во чисто поле,
Во чистом поле есть Окиян-море
На Окиян-море — бел камень,
Под белым камнем — щука золотая:
Зубы золотые и кости золотые.
Ты приди, щука, к внуку Даждьбожьему [имя]
И выгрызи, щука, у внука Даждьбожьего [имя]
И болесть ветряну,
И болесть напущенну,
И болесть жильную,
И болесть костяну,
И болесть красну,
И болесть мокру,
И всякую быващую!
И понеси ты, щука,
Ту болесть на белый камень,
А с бела камня —
На пустое место,
В тёмное место,
Где Солнце не огревает,
Где люди не бывают,
Где птицы не летают!
Будь моим словам — ключ да замок!
Ключом замок запираю,
Ключ в Окиян-море бросаю,
Никто его не найдёт,
Никто слова моего не отомкнёт!
От веку довеку! Гой!
Заговор на здраву (5)
Стану я, внук Даждьбожий [имя],
Пойду из дверей дверьми,
Из ворот воротами,
За тёмный лес,
Во чисто поле,
На сине море.
На синем море —
Бел-горюч камень,
На бел-горюч камне —
Бела лебедь.
Как отлетает перо от белой лебеди,
Так отойдите от меня,
Внука Даждьбожьего [имя],
Горячки и скорби:
С буйной головы,
С ясных очей,
С русых кудрей,
С сердца, с печени, с лёгкого,
Откуда пришли — туда и идите:
С ветру пришли — на ветер идите,
С воды — на воду идите,
С лесу — на лес идите,
От меня уходите!
Слово моё твердо,
Как бел-горюч камень! Гой!
Заговор на здраву (6)
Встану я, внук Даждьбожий [имя],
Пойду из дому дверьми,
Из двора воротами
Во чисто поле,
За тёмный лес.
За тёмным лесом
Бежит река огненна.
Через реку огненну —
Калинов мост.
По тому Калинову мосту
Идёт стар-матёр человек.
То не стар-матёр человек,
То Сам Велес-Батюшка.
Несёт Велес-Батюшка
В руках блюдо злато
Да серебряно перо,
Сбавляет, сгоняет
С внука Даждьбожьего [имя],
Семьдесят хворей,
Семьдесят скорбей,
Семьдесят болезней.
Уйдите, хвори, скорби, болезни,
С внука Даждьбожьего [имя],
По Велесову слову,
По моему приговору!
Век по веку! Гой!
Заговор на здраву (7)
Стану я, внук Даждьбожий [имя],
Пойду из дома дверьми,
Из двора воротами
Во чисто поле,
В восточну сторону,
На сине море.
На синем море есть остров,
На том острове чёрны вороны летают,
Всяку болесть выклёвывают,
Всяку тоску избывают.
Гой еси вы, чёрны вороны!
Клюйте, ешьте, съедайте, избывайте
Со внука Даждьбожьего [имя]
Всяки болести, хворести,
Сонливости, дряхливости,
Забывчивости,
По кости ходячие,
Трясучие, тяпучие,
Все названы, да не названы!
От веку вовек! Гой!
Заговор на здраву (8)
Встану я, внук Даждьбожий [имя],
Пойду из дому дверьми
Во чисто поле,
В подвосточну сторону.
В подвосточной стороне — остров.
Не я на тот остров взойду —
Лада-Матушка возойдёт.
Посредь острова— камень.
На том камени — девица-трясовица,
Дочь Мары-Морены, Навьей Владычицы.
«Ай же ты еси, девица-трясовица!
Возможется ли тебе
Море смутити,
Каменье изгрызти,
Песок исчести?»
Отвечает девица-трясовица:
«Не возможется мне море смутити,
Каменье изгрызти,
Песок исчести!»
Так и невозмоглось бы тебе,
Девица-трясовица,
Внука Даждьбожьего [имя] изгрызти,
Скорбь и порчу навести,
Болесть напустить!
Слово моё твердо,
Ни кем не одолимо! Гой!
Заговор на здраву (9)
На море Окияне,
На острове Буяне
Бел-горюч камень лежит,
На бел-горюч камне
Стар-матёр человек стоит.
У стар-матёр человека
Ни сердце не щемит,
Ни зубы не болят,
Ни кости не ломят.
Так бы и увнука Даждьбожьего [имя]
Зубы не болели,
Кости не ломило,
Сердце не щемило!
Отныне и довеку! Гой!
Заговор на здраву (10)
«Месяц, Месяц, князь молодой!
Месяц, Месяц, рог серебряной!
Месяц, Месяц, где ты был?» —
«Был я за морями,
Был я за полями,
За широкими долами,
Был я за горами,
Был я за лесами!» —
«Что видел?» —
«А видел я Навьих Дедов!» —
«Что у них болит да ноет?» —
«А ничего у них не болит, не ноет!
Ни белы руки,
Ни резвы ноги,
Ни рети во сердце,
Ни буйна голова,
Ни сахарны зубы!» —
«Месяц, Месяц, князь молодой!
Так бы и у меня,
Внука Даждьбожьего [имя],
Ничего не болело, не томило, не ныло! Гой!»
Заговор на здраву (11)
Стану я, внук Даждьбожий [имя],
Пойду во чисто поле,
В подвосточную сторону.
Летит из той стороны
Чёрный ворон,
Несёт в клюве навью костку,
Пристают к той костке
Все призоры, щипоты, ломоты,
Чтобы не было у внука Даждьбожьего [имя]
Призоров, щипот, ломот!
Слово и дело! Гой!
Заговор на здраву (12)
Как у мёртвого древа сук не болит, не щемит —
Так бы и у внука Даждьбожьего [имя]
Не болело, не щемило
Ни на ветху,
Ни на новцу,
Ни на перекрой Месяцу! Гой!
Заговор на здраву (13)
Велесе Отче!
Сохрани внука Даждьбожьего [имя],
Соблюди его на Стезе Прави
От притчи и от всякой болести!
Как стрела стреляет,
Как камень разбивает,
Как болесть убивает,
Так и я, внук Даждьбожий [имя],
Отговариваю внука Даждьбожьего [имя]
От болести и скорби!
Пойди, такая-то болесть, на землю,
А с земли на воду,
А с воды подбел-горючь камень,
А с- под камня на буйные ветры —
В тёмные леса,
На сухое древо,
На гнилую колоду!
Отговариваю внука Даждьбожьего [имя]
Этим словом крепким, нерушимым —
Век по веку! Гой!
Заговор на здраву (14)
Батюшко, Красно Солнышко!
Красно Солнышко —
Свет-Даждьбожушко!
Как ты, Батюшко Красно Солнышко,
Не стоишь ни дня, не мига —
Обойди меня, добра молодца [имя], триждь,
Загороди меня, добра молодца [имя],
Соблюди меня, добра молодца [имя],
Сбереги меня, добра молодца [имя],
Тыном железным
От земли до небесной высоты,
Запри, замкни тремя златыми замками,
Тремя железными ключами!
Язык мой —ключ,
Уста —замок! Гой!
Заговор на здраву (15)
Скатитеся, свалитеся,
Скорби да болести,
Со внука Даждьбожьего [имя],
Именем Велесовым вас заклинаю!
С гор пришли — на горы пойдите,
С лесов пришли — на леса пойдите,
С грязей пришли — на грязи пойдите,
С вод пришли — на воды пойдите,
С недобрых людей пришли — назад воротитесь!
Скатитесь, свалитесь,
Скорби да болести,
Со внука Даждьбожьего [имя]!
Слово и дело! Гой!
Заговор на здраву (16)
Над больным местом поваживают кованым ножом, рекут слова:
Секу — отсекаю,
Рублю — перерубаю,
Секу, рублю колотье
Острым ножом — Сварожьим мечом.
Как брусок исчезает от укладу,
От булату, от железа,
Так исчезни и иссохни, колотье,
В белой кости,
В красном мясе —
Отныне и до века! Гой!
Заговор на здраву (17)
Бела Баба топила белу баню
Белыми щепками да белыми дощками.
С липовых веток веники вязала,
Свежим молоком растирала.
Прочь, всяка недуга,
От внука Даждьбожьего [имя]!
Недуга отстаёт,
Добро здоровье пристаёт!
Злой дух отстаёт,
Добрый дух пристаёт! Гой!
Заговор на здраву (18)
Не я ратую,
А сам Сварог-Отец ратует,
Лада-Матушка ратует,
Все Боги Родные ратуют
За здраву внука Даждьбожьего [имя],
Во славу рода нашего! Гой!

Праздники:
День Даждьбога
Радогощ, (Осенины)
День Даждьбога и Марены