Проблема обеспечения дровами в российских сельских районах

21 марта 2024 - 291 прочитали

Реклама

В России почти каждый пятый дом отапливается дровами. Однако обеспечить все нуждающиеся семьи топливом сложно из-за бюрократических препон и недостаточного контроля за рынком.

Дрова — это не атрибут ретро стиля. Дрова в России составляют и по сей день 17% энергобаланса российских домохозяйств. В некоторых областях половина всех домов отапливается поленьями.

Проблема обеспечения дровами в российских сельских районах

Жители Бабушкина, Боярска, Мантурихи, Танхоя, Култушной и Выдрино в Бурятии оказались в сложной ситуации: лесничество отказалось выделять дрова. В деревнях и городках республики отопление, в основном, печное, поэтому если нет дров, нужно заготавливать валежник и сухостой, на всех не хватит. Только жителям города Бабушкин на зиму нужно 3,5 тыс. кубов. Местные говорят, что дрова в лесхозе есть, но их почему-то не выделяют, хотя они и собрали все документы как малоимущие. Дров на один дом и на всю зиму нужно 20 кубометров, а еще необходима доставка. Итого — 90 тысяч рублей. В бурятской глубинке это огромные деньги, и тогда остается один путь — в банк, за кредитом.

Сколько в России домов с печным отоплением, и откуда берутся дрова

В России дома с печным отоплением составляют 17% всего жилого фонда. Однако есть регионы, где половина всех домов отапливается зимой дровами. Это касается Новгородской, Кировской, Курганской областей и республик Бурятия и Тыва. Несмотря на рост газификации, главным источником тепла в сельской местности продолжает оставаться лес. Однако рынок дров относительно небольшой — в 2022 году было продано 13,8 миллионов кубометров древесины на отопление. Для сравнения — пиломатериалов в том же году продали 28,5 миллионов кубов. Однако дрова остаются социально значимым товаром.

Централизованного рынка дров в России нет. Каждый субъект Федерации устанавливает свои нормативы по вырубке леса на дрова, говорит заместитель заведующего отделом экономики лесного хозяйства ФБУ ВНИИУМ Вячеслав Дегтев:

— Нормативы устанавливаются субъектами федерации, местными органами исполнительной власти в области лесных отношений. Где-то это министерство, где-то — агентство. Нет единой структуры. Это зависит от многолесности региона. Чем больше леса, тем выше уровень органа исполнительной власти. В лесных районах это министерство, а в малолесных — отдел по лесному хозяйству в министерстве сельского хозяйства.

Для внутреннего потребления в 2022 году было продано 13,7 миллиона кубометров дров. В 2023 года эта цифра изменится незначительно, ведь только за первое полугодие 2023 года в целом по России по договору купли-продажи населению ушли 5 миллионов кубометров дров.

Таможня не дает отдельной статистики, сколько дров было вывезено за рубеж. Однако весной 2022 года лесная и лесоперерабатывающая промышленность была включена в 5-й пакет санкций. В тот же год поставки в Европу сократились вдвое. При этом санкции были сформулированы так широко, что под них попала и щепа, и пеллеты, и бревна.

Проблема обеспечения дровами в российских сельских районах

Народ имеет право на дрова

Когда экспорт пиломатериалов и кругляка был еще возможен, производители пиломатериалов и лесхозы делали деньги на дровах, если они их экспортировали. Стоимость кубометра классических березовых дров в 2021 году составляла 1600 рублей на родине. Тот же кубометр в Германии можно было купить в рознице за 259 евро, или 22 537 рублей по тогдашнему курсу. Поэтому для большинства лесозаготовительных и обрабатывающих предприятий продажа дров населению были частью региональных социальных программ.

Согласно статье 30 Лесного Кодекса, каждый россиянин имеет право на обеспечение древесиной для собственных нужд. Региональные органы определяют, сколько древесины в год положено на каждого жителя.

Проблема обеспечения дровами в российских сельских районах

— Когда людям предоставляют участок на корню и они должны его самостоятельно заготовить или нанять кого-то, соответственно, колотые дрова намного дороже. С добавленной стоимостью цена будет значительно больше. Здесь речь идёт о том, что субъектовым актом делается и устанавливается норматив на дрова на отопление. Как правило, чем севернее регион, тем норматив на дрова больше, чем южнее — тем меньше. От 10 до 25 кубов. Раз о определённым период, в разных субъектах по-разному, выделяется раз в 15 — 20 лет на постройку дома и раз в 10 — 15 лет — на постройку бани, некого хозяйственного строения. В этом случае выделяется больший объём.

Однако выделяемая делянка — это одно, а колотые дрова — это совершенно другое. Если кто-то получает делянку, прежде чем березки и осинки лягут в поленницу, их нужно срубить, вывезти из леса, распилить, наколоть и просушить. Эти все этапы стоят денег. Для деревенских, где молодого населения не осталось, это миссия практически невыполнимая.

Почему в российских деревнях нет и не может быть газа

Николай Романенко руководит благотворительным проектом «Подари дрова» в Тверской области. Уже 17 лет он и его сподвижники покупают готовые колотые дрова и развозят их по деревням области. В Твери на каждый дом выделяется 10 кубометров дров на год. Этого катастрофически не хватает.

Проблема обеспечения дровами в российских сельских районах

Если дом маленький, 50 кв.м, каких в деревнях все еще очень много, то в нем установлена одна печка. Как правило, в домах есть и кухня, и не одна комната, когда печек две. В среднем, нужно 15-20 кубометров дров.

В российских деревнях есть, конечно, кирпичные дома, но их очень мало. В основном, они деревянные. У Николая 353 бабушки, которые живут в таких лачугах:

— У нас есть дома, которым нужно на сезон и семь машин дров, 70 кубометров. То есть, 140 тысяч рублей, чтобы отопить. Это старые дома, которым больше ста лет, они большие. Чтобы плесень не пошла по всему дому, чтобы не завёлся грибок, надо отапливать. Но так как денег таких нет, протапливают слабо, только чуть-чуть, чтобы плесень не распространялась. Когда наше движение только начиналось, мы возили по 5 кубометров. Это стандартный объём, который люди покупают и продают. А спустя несколько лет, нам бабушки стали звонить и просить ещё дрова. Не хватает 5 кубометров.

Из 46 районов Тверской области в 13 газа нет вообще. В такое трудно поверить, однако в 200 км от Москвы это норма жизни. Уровень газификации — 30%. Главная причина в том, что в деревнях нет денег.

— Пенсия — 10 — 12 тысяч. Когда люди говорят, что в деревнях меньше расходов, я сильно возмущаюсь. А вы знаете, сколько стоят продукты, которые автолавка привозит? Вы сходите в автолавку, посмотрите, что бабушка покупает за какие цены. И сравните с ценами в городе. В городе гречка стоит 50 рублей, а в автолавке — 160 рублей за килограмм! Это я не преувеличиваю, это реальные цены. Когда я разговаривал с руководством автолавки, мне сказали: у нас в области около 10 тысяч деревень. В продукты нужно заложить зарплату, расходы на бензин, амортизацию транспорта. Расстояние между деревнями большое, количество деревень огромное, дороги убитые. Их можно понять, — вздыхает Николай Романенко.

Именно поэтому газификация в деревнях невозможна. Газ к участку подводят бесплатно, а к дому подвести — плати. Сейчас подводка в Тверской области стоит 300 тысяч рублей, сумма для бабушек неподъемная.

Поскольку дома ветхие, ставить там газовый котел просто нельзя. Да и изоляции в домах — ноль. Старушки рассказывают, что около окон их просто ветром сдувает. Ставить пластиковые окна — тоже деньги, кредит. На это решаются немногие.

Бесплатные дрова только в законе: про цены и делянки

Если человек, собрав множество справок, может доказать, что он малоимущий, то он может получить делянку с лесом на дрова бесплатно. В Тверской области это выглядит так:

— Представьте себе, Тверская область очень большая. Вы, предположим, живёте в одном конце Твери, вам выписали делянку. А лесничество даст делянку там, где она есть у государства. Как правило, это очень-очень далеко. Нужно ехать 200 — 300 км. Следовательно, проще купить дрова. Да, вы заплатили небольшую сумму, там символическая стоимость. Но вам нужна техника, вы сами дерево не повалите. Вы наняли технику, чтобы вам свалили, потом погрузили и привезли. А вы должны эти дрова напилить и наколоть. Следовательно, это непросто.

В России лес — общенародное достояние, но это не совсем так. Распоряжаются лесами лесхозы. Работников там мало, а площади большие. В результате леса отдают в аренду частникам. Чем ближе к крупному городу, тем большими площадями распоряжаются всевозможные фирмы и ИЧП.

Есть еще субсидии, которые местные власти выделяют на покупку дров. Житель покупает дрова за свой счет, а государство ему компенсирует часть. Однако сейчас машина дров стоит 20 тысяч рублей, а компенсация не превышает 5 тысяч. Есть еще одно условие — продавец должен быть легальным. А с этим на рынке дров большая засада.

Почему больше половины рынка дров — «серый» или «черный»

По данным сайта «Лесозаготовка», в официальную статистику входят данные по дровам из Москвы, Ханты-Мансийского автономного округа, Свердловской области, Санкт-Петербурга, Алтая, Башкортостана, Новосибирска, Калининграда, Хабаровска.

Проблема обеспечения дровами в российских сельских районах

Практически не представлена информация с русского Севера — Архангельской области, Новгородской, Карелии, Урала, Дальнего Востока. Почему? Очевидно, что остальную Россию дровами снабжает нелегальный бизнес.

— На АВИТО вы можете найти в Тверской области около 600 объявлений поставщиков дров. Это обычные частники. А легальных будет 3 — 5 на всю область, — сухо констатирует положение дел Николай Романенко.

Еще более развит бизнес на делянках. Сами старушки валить деревья в лесу не будут. Не смогут они и распилить и привезти дрова. Но у них всегда находятся помощники, рассказывает Николай:

— Есть хозяйственные мужики, у которых есть техника. Они говорят: баб Мань, тебе же дрова нужны? Давай, ты выпишешь на себя делянку, у нас даётся 20 кубометров, они собирают заявки на делянки с населения. Бабушке бесплатно, а частник возьмёт большим объёмом эти дрова. Часть бабушкам отдаст, часть продаст. Всем выгодно. В обход закона, но что делать, если закон не работает в правильном направлении. А так более адресно работает для населения, точечно. Но это единичные случаи, о которых я слышал, что так делают в деревнях.

Вячеслав Дегтев из профильного ВНИИУМ, конечно, слышал о таких практиках, но картину жизни это не меняет:

— Мы официально такую статистику не ведём. Это запрещено. Например, мебельный комбинат может продавать ту древесину, которая ему не подходит для производства продавать на дрова. Ему это никто не запрещает. Комбинат продаёт свой неликвид, чтобы отбить хоть какие-то затраты. Арендаторы платят за полную лесосеку, они стараются её вырубить. Не все деревья оказываются кондиционными. Но можно реализовывать на дрова, это не запрещено.

Государство не знает, сколько дров продается «в чёрную». С другой стороны, Вячеслав Дегтев говорит, что процесс урбанизации в России продолжается. По этой логике, нужда в дровах становится все меньше, а сам рынок превращается в поставщика декоративных полешек для ностальгирующих дачников.

Может, это и к лучшему, что государству сейчас ни до них, и что старики и старухи в деревнях спокойно могут греться зимой у печки и не бояться, что к ним в дом ввалятся полицейские и будут проверять документы на дрова.


Понравилась статья - Поделитесь с друзьями в соцсетях