Ведические корни славянской культуры. Археологический взгляд на историю

Понравилась статья или фильм? Поделитесь на своей странице в соцсетях

Аудиолекция — Ведические корни славянской культуры, Археологический взгляд на историю

Смотрите лекции, семинары:  Василий Тушкин (Враджендра Кумар прабху)

Я с вами постараюсь поделиться тем немногим, которое милостиво, как говорится, дал мне Господь понять. Значит, на прошлой лекции мы с вами познакомились с лингвистическими, то есть, языковыми свидетельствами единства санскрита и современного русского, ну вообще, славянских языков, будем говорить. Потому что в украинском не меньше слов, близких санскриту, в литовском их еще больше. Ну, в общем-то, как уже говорил [имя, неразборчиво], все европейские языки так или иначе связаны с санскритом. И в то же время даже современная традиционная история отмечает, что именно на огромном субконтиненте Индия, ну вы себе представляете географию, знакомы, где очень много различных народностей и различных, как бы, акцентов культур и даже многих противоположностей между севером и югом, тем не менее, объединяющим для всего этого субконтинента были два фактора — это религия и санскрит – общий язык, который был языком религии, культуры и государственный язык долгое время.

Но теперь мы рассмотрим свидетельства материальные, что ли. Лингвистика тоже в каком-то смысле материальна, но язык, он такой, немножко полуматериальный, полудуховный, потому что это выражение сознания. И ученые, которые изучали его по древним ведическим текстам европейским, пришли к выводу, что существует некая индоевропейская общность, тем не менее были все-таки далеки от принятия Вед как абсолютного знания. Как всем материалистам им нужно было что-то, что можно пощупать. Поэтому, вот, развивалась археология. Но сейчас тоже эта идеология бытует, не только среди ученых. Мне, как преподавателю, часто приходится сталкиваться с [неразборчиво] о неких вещах абстрактных или духовных, он говорит: “Ну я верю только в то, что могу пощупать!”

Наука зависит от мировоззрения
Поэтому мы сейчас рассмотрим некоторые археологические свидетельства. Ну прежде всего того, что на всей земле некогда существовала единая культура. Тут нужно отметить, что археологическая наука, как и все другие материалистические науки, она вообще-то, развивалась и развивается, и существует как бы в одной мировоззренческой схеме или, как говорят ученые, матрице, которую американский ученый Кук назвал парадигмой. Парадигма означает не теорию какую-то, установку на данный момент, а некие рамки или правила. И всё, что входит в эти рамки и правила, это, как говорится, принимается как свидетельство этой системы, а что не входит, относится к разряду “очевидное невероятное”. Когда-то, но я уже давно телевизор не смотрел, я помню, в бытность советскую, ученый Пётр Капица вёл такой раздел на телевидении “Очевидное невероятное”. То есть, вроде бы, факты есть, но не в какую систему не укладываются.

И такие факты вызывали очень разное отношение. И в конечном итоге разумных людей приводило это к мысли о том, что вся эта наука, она лежит, вообще-то, в плане мировоззренческом и где-то даже в политическом, чем в плане объективного изучения окружающей действительности. И в дальнейшем будущем мы еще очень часто столкнемся с этим фактором, как мировоззренческий и политический факторы давлели над объективностью и заставляли делать подмены, лжесвидетельства и так далее, и тому подобное.

Итак, археология – это, как известно, наука, изучающая историю общества по материальным остаткам жизнедеятельности людей, по вещественным памятникам. Ну и вот в связи с этим, возникшим перед учеными понятием единства общества… Ну может я еще немного отвлекусь, поскольку я сказал о мировоззренческом плане. То есть, единство общества – это немаловажный фактор. В каком плане? То есть, он сразу ставит вопрос о мировоззренческом подходе в обществе.

Две различные мировоззренческие позиции
Мы представим себе первый, как говорится, простой, нам очень долго внушаемый подход материалистический. Вот из одной точки, сгустка материи произошел большой взрыв, потом осколки взрыва начали вдруг ни с того ни с сего объединяться, создавать планетные системы. Потом на планетных системах начали возникать определенные химические структуры. Потом эти структуры тоже не ведомо по каким причинам начали между собой синтезироваться, и в конечном итоге в результате всех этих синтезов появились структуры самовоспроизводящиеся, которые получили название аминокислоты, нуклеиновые кислоты и в конечном итоге белок, основа жизни – всё живое из белка.

Дальше, как говорится, от тараканов до обезьян. И из разного вида, рода и прочих семейств обезьян начали возникать люди в разных точках планеты. Соответственно, они говорили на разных языках, имели разные навыки, привычки, склонности. Одни, может быть, проживали в тропиках и в лесу и чесали ухо справа налево, другие – в степях слева направо. И поэтому, по мере их цивилизованности, то есть, окультуривания, они начали видеть друг друга, нечто общее и стремиться к этой общности. И начали создаваться,вот, разные общности из всяких диких племен – германцев, славян и так далее. Империи, теперь вот общеевропейские общности. То есть, все ищут общность от некогда бывшей розни. Это так называемый восходящий путь познания или индукция – от небольшого к общему.

Есть другая мировоззренческая точка зрения. Это когда все мы произошли от одного Высшего Разума и наделены очень многими общими чертами и понятиями, очень много у нас было общего. Но этот разум нам дал свободу выбора: от “любить его и всех вокруг него” до “любить себя”. И чем больше нам хотелось любить себя, тем больше нам хотелось отделиться от других: меньше народу – больше кислороду. И в итоге начала из общности появляться рознь. И некогда единые огромные империи начали распадаться на кусочки. И вот мы лучше них и этот процесс продолжаем наблюдать сейчас. Увы.

На наших глазах распалась, пусть со всеми её недостатками, как ее называют, коммунистическая империя. Но это все-таки была некая общность народов, и в ней всё-таки были некоторые опрятные принципы: уважение других в независимости от расы, нации и так далее. Может, оно только провозглашалось и недостаточно культивировалось в реалии, поэтому вот эта фальшь и привела к разрыву. Но всё-таки нечто было. Но вот оно посыпалось на кусочки. А потом эти кусочки опять пытаются еще раз на кусочки. Почему? Потому что “я хочу быть правителем”, “я хочу правителем”. И мы вообще вас кормим! Нет, мы вас кормим! И вообще, давайте, мы себя будем кормить, а вы себя.

Вот вы и взвешивайте, я вам изложил два пути, в сущности. Все другие – они около или между. А вы решайте, как примет ваше сердце, какой путь вы считаете более реальным. Но я принадлежу к тем, кто исповедует второй путь, то есть, нисходящий от Высшего Разума. И понимать, что наша разобщенность – в ней есть большая доля и моей вины. И потому всё, что со мной происходит – это моя собственная вина, и потому я должен как-то эту вину перед остальными искупить и найти пути общения с другими. То есть, увидеть в них нечто большее и лучшее, чем в самом себе. Научиться уважать чужие интересы. И тогда это вернейший путь к обществу между людьми конкретными, а с ними вместе – конкретными людьми между сообществами людей и так далее.

Вот если вы будете постоянно иметь в виду вот эти моменты, то на протяжении всего нашего семинара вам легко будет понимать некоторые непривычные вещи, стереотипы и так далее. А потом, может, и в жизни нам прийдется значительно легче проанализировать происходящее и понять свое место в этом происходящем.

Итак, поиск археологических свидетельств индоевропейской общности. По мере изучения прежде всего языковых свидетельств и культур, возникла наряду с понятием “индоевропейская” еще другое понятие — “индоарийская”. В обоих понятиях есть название “Индия”. То есть, никакими учеными Индия не отрицается как одна из основных фундаментальных родников, что ли, этой общности. А второй родник или прародина, как ее [ищут], наверное лежит, как считают ученые, где-то в Европе. Но поскольку существует вот та самая система или парадигма западноцентризма, что все лучшее передалось таки у нас Европе, то все ищут здесь у нас, в Европе. Отсюда, вот, мы — арии самой чистой расы – был такой клич всем остальным. Но по ходу я и о других мотивах расскажу.

Итак, лингвистические свидетельства всё-таки свидетельствуют в пользу того, что прародиной является Индия. Там находятся санскритские труды основные, духовные Писания и так далее. Но обращение к археологическим свидетельствам привело к тому, что здесь тоже оказалось много памятников древней арийской и индоевропейской культуры. И тогда появилась другая тенденция – что всё-таки арии здесь родились, потом они по каким-то причинам решили завоевать Индию, вот они ее завоевали и Индия стала второй их родиной. Ну хочется быть первыми.

С другой стороны, достаточно разумные археологи утверждали… Кстати, один из немецких археологов говорил, что вообще-то очень трудно найти археологические свидетельства арийской культуры. Ну, во-первых, очень давно, а во-вторых, арии из тех же духовных знаний, которые почерпнули европейцы в Ведических Священных Писаниях, это люди, понимающие ценность жизни. То есть, ценность жизни не в еде и удовольствиях, как кричали древние римляне: “Хлеба и зрелищ”, а всё-таки в общении с Высшим Разумом. А значит их главный акцент был именно в этом направлении. И материальные объекты их очень мало привлекали, они очень мало ими пользовались. Поэтому вероятность нахождения материальных продуктов жизнедеятельности ариев была очень мала. И вот такие разумные археологи это, в общем-то, понимали. И как выразился этот немецкий археолог, там могла быть просто куча глиняных черепков. Что нужно было настоящему арию, который посвятил свою жизнь Богу и по минимуму удовлетворял свое тело? Ну, наверное, тот небольшой глиняный кувшин, из которого он пил воду, или молоко, или что Бог даст по милости окружающих его людей. Вот и все.

Пирамида Хеопса: права ли традиционная история
Но тем не менее, на Земле остались очень значительные и вместе с тем очень загадочные памятники, которые, как бы ученые ни пытались их теоретизировать, они современной науке пока не по зубам. И самым таким фундаментальным памятником этой древности и загадочным являются всем нам известные египетские пирамиды. Самая большая пирамида – пирамида Хеопса, которая изначально достигала 150 метров в высоту и занимала под собой огромную площадь. Ну вот мы ее сейчас и коснемся.

Значит, евроцентристская парадигма, то есть, современная материалистическая наука, она еще до недавнего времени поставила временные рамки истории 4,5-5 тысяч лет. Кто помнит еще историю древнего мира из 5-6 класса, то там об этом четко говорится. Там древний Египет и так далее, потом древняя Индия, Вавилон, Шумеры. 4,5-5 тысяч лет, в том числе и вот эти пирамиды. А если что потом вдруг оказывалось найденным и датировалось нечто раньше, то, что я сказал – из разряда “очевидное невероятное”, получило статус доисторического. И потом вот возник, может быть, в 70е-80е годы, такий термин: “доисторические времена”. То есть, как бы, истории не было. Понимаете? Ну не хочется пересматривать парадигму, и академические звания есть и всё, так сказать, подвергать сомнению ну очень не хочется.

Но тем не менее, современные методы исследования показали, что и пирамиды, и очень многие свидетельства, о которых я буду рассказывать, они выходят за рамки исторического периода и удаляются в доисторический. И уже не 4,5-5 тысяч лет, а от 6ти до 8ми и даже до 10-ти тысяч лет – так более менее объективные ученые датируют. Хотя и сейчас, вот мне как-то пришлось слышать лекцию одного английского историка древности в том числе [неразборчиво], он опять пытался возродить эту, как говорится, [кошку] назад, втиснуть в эти рамки. Ну ладно, не в этом дело, каждый преследует свои цели. Но тем не менее, я уже сказал, это выходит за рамки более 5-ти тысяч лет.

Значит, как гласит традиционная история, пирамида Хеопса построена из известняка. Глыбы весом от 2х до 12-ти тон, которые вырубывались в каменоломнях изумительным способом: сверлились отверстия, вбивались туда деревянные стойки, потом на них лилась вода, они разбухали и откалывали глыбы. Представьте себе сколько времени на это всё понадобится. Потом это всё надо отшлифовать. Как утверждает история, шлифовали бронзовыми скребками. Но во-первых, бронза не бог весть какой твердости материал. Во-вторых – огромная глыба, если ее шлифовать этим даже, бронзовым, пусть она даже известняковая, мягкая, то вышлифовать исключительно плоскую зеркальную поверхность невозможно – будут какие-то выемки. Но так, что вогнать лезвие ножа невозможно – представляете, какая была шлифовка!

Далее. Все свидетельства почерпнуты благодаря записям древнегреческого историка, отца истории, Геродота. Он жил где-то чуть-чуть больше двух тысяч лет назад. С позиции восьмитысячелетней давности разница между нами и им и строительством пирамид также велика, поэтому вряд ли Геродот мог точно донести это всё. По всей вероятности, он оценивал все эти факты с позиции своих возможностей. То есть, каждый ест свой суп своей ложкой – у кого деревянная, у кого серебряная, соответственно, от этого и восприятие.

Но так или иначе, свидетельство Геродота в том, что строили пирамиды рабы. Строили 20 лет. И этот фактор переносится из учебника в учебник на протяжении многих десятилетий. Я учился по такому учебнику, и вот сейчас самая моя младшая дочь, которая сейчас учится в седьмом классе, тоже – я смотрю в ее учебники и сравниваю — тоже так же. Бог его знает, вот те, кто переносят, я не знаю, они арифметику помнят или нет.

Но мы с вами сейчас немножечко посчитаем, хоть даже без калькулятора. Итак, у нас в распоряжении 20 лет и 2,5 миллиона блоков от 2х до 12-ти тон, из которых сложена пирамида. 2,5 миллиона блоков! Если мы, ну возьмем даже просто 2 миллиона блоков — уменьшим в пользу бедных [смеется] и разделим на 20 лет, то мы получим 100 тысяч блоков в год. 100 тысяч блоков в год. Теперь разделим на 365 суток, ну возьмем 400 суток – удлиним год в пользу Геродота. И получим 250 блоков в сутки, 250 блоков в сутки – можете посчитать. А в сутках-то всего 24 часа. 250 на 24 нам дает 10 блоков в час, господа. То есть, каждые 5 минут нужно ставить блок.

Представляете, каменщик работает: оп – кирпич, оп – кирпич. Но простите, кирпич – 5 килограмм, а блок – две тонны самый маленький, 12 тонн самый большой. А их не просто надо разложить, их нужно поднять на десятки метров, а верхние там на сотни метров уже. А кроме всего прочего, это не просто склад блоков, это пирамида с абслютно точной ориентировкой по сторонам света, с абсолютно точными линиями! Представьте себе древнего инженера. Нужно четко задать угол, то есть, заранее спроектировать пирамиду, четко взять угол и этот угол нужно выдержать в каждом блоке: этот выложили, на нем ребро, следующий – ребро, ребро. Не должно танцевать туда-сюда, нет такого в пирамиде! Нет, там четкая линия. Значит каждый блок надо четко шлифовать под определенным углам.

А это значит, я прошу прощения, я, вообщем-то, инженер по образованию, механик, поэтому я так излагаю, нужен стапель. Ракеты в стапелях делались и делаются сейчас! А это… То есть, определенный шаблон нужно выставить четко и по углам шлифовать. А потом еще шлифовать эти грани и ту грань, чтобы нигде нож не вошел, чтобы все прилегло очень четко. Представляете, какое? И всё это пять минут, пять-шесть минут – блок должен стоять на месте. Считать умеете? Пять-шесть минут – блок должен стоять. А их же еще там надо отколоть, еще ж разбухать должны деревья. Потом это ж все надо притащить. Ну ладно, тащить – там сотни тысяч рабов, я не знаю, откуда у них столько набралось, в те древние времена население было чуть пореже. Понимаете?

В конце концов в одной из книг я читаю… Нет, рабы еще ж и поднимали при помощи дрючков. Ну Архимеда, конечно, использовали – рычаг, всё. Но бревно есть бревно – вряд ли оно потянет 12 тонн или хотя бы две. Раз, два — и лопнет. И, значит, ну сейчас я закончу с этим. В одной из книг я прочитал: да, не поднимали, просто насыпали песчаный накат и по нему тащили блоки. Я так подумал: “Этот песчаный накат на высоту 100 метров?” Его дольше строить, чем саму пирамиду. Ни экскаваторов, ничего не было, а потом попробуйте по песку тащить наверх – оно ж зарываться всё в песок будет! И вот, такова история.

Василий Тушкин

Поделитесь на своей странице в соцсетях